«Не стоит много спорить о нашем ритм-танце». Российские танцоры взяли смелую музыку для олимпийского...

11

Елизавета Худайбердиева — Егор Базин. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Интервью Елизаветы Худайбердиевой и Егора Базина.

Дуэт Лизы и Егора — один из самых неординарных в России. Во-первых, разница в восемь лет. Во-вторых, необычное появление — за год до олимпийского сезона через лайки в Instagram. В-третьих, смелые и непосредственные. На олимпийский сезон взяли в стиле уличных танцев и диско Come Together Гэри Кларка и популярнейшую It's Raining Men. После победы на первом этапе Кубка России в Сызрани (участвовали всего три пары, Синицина/Кацалапов снялись в последний момент) ребята пообщались с корреспондентом «СЭ» — о коннотации выбранной музыки.

Лучше говорить критику, как Авербух, а не за глаза, как все хорошо

— Лиза, Егор, я хотел бы перед вами извиниться за вопрос на контрольных прокатах о музыке It's Raining Men, про то, что для некоторых меньшинств она символический гимн. Это было неуместно.

Базин: — Понимаю. В принципе мы это обсуждали с тренером, хотели другую музыку. Рассматривали песню Sexual Revolution группы Ace of Base. По похожим причинам. Но в итоге с тренерами выбрали It's Raining Men. Мне кажется, не стоит об этом много спорить. Мы против того, чтобы ее как-то трактовать, зачем? Мы ее взяли кататься.

Худайбердиева: — Да, мы ничего не хотели этим сказать. Просто хотели танцевать под эту музыку. А в произвольном танце взяли для воплощения на льду историю Отелло и Дездемоны, идея была Дины Ахметгареевой и Федора Полянского. Нам это было интересно. Ритмический танец ставили Денис Самохин и Николай Никонов.

— Слышали, что про произвольный танец сказал Илья Авербух? Раскритиковал, мол, вы в него не попадаете.

Б.: — Большую часть его мыслей, что он хотел донести, приняли к себе близко. Начали искать проблему,

Х.: — Да, безусловно, прислушались. После этапа Кубка к нам подошли судьи и сказали, что это было лучше, чем на прокатах. Илье спасибо за критическую оценку.

Б.: — Лучше говорить так, а не как у нас все хорошо за глаза.

— Олимпиада в голове сидит?

Б.: — У меня больше танцы в голове сидят (смеется).

Х.: — Мы рассматриваем и следующий цикл. Наша основная задача — после Пекина быть в топе российских танцевальных дуэтов. Я не собираюсь менять спортивное гражданство, я хочу выступать за Россию с Егором Базиным! Пока будем набираться опыта на российских и международных соревнованиях. Когда мы встали в пару, не было задачи поехать на Олимпиаду-2022 и всех там разорвать (смеется). Мы работаем на перспективу, на следующий цикл.

— Как вам этап в Сызрани? Скучали по Синициной и Кацалапову?

Б.: — Когда первый танец катал, было по фиг в целом на конкуренцию, а перед произвольным я лежал, думал — и да, что с ней круче выступать, это не просто пустые слова.

— Кацалапову надо было позвонить.

Б: — Ага, уже думал, не позвонить ли (смеется). В общем, чувствовалось после проката. Что с сильными соперниками интереснее.

Х.: — В том году было совсем по-другому, точно.

Владимир Морозов и Евгения Тарасова. Фигурное катание так и останется спортом для тусовки. Что не так с Кубком России?

Тольятти — как Сан-Франциско!

— Молодцы, что вы поехали в Сызрань. Но остальные чего не едут?

Б.: — В том же году ехали, а в этом первый этап сделали вплотную к прокатам. Многим начали что-то менять, судьи исправили. И кому-то не хватило времени перестроиться.

Х.: — В прошлом году Кубок был как российский «Гран-при», условия были другие. Было абсолютно непонятно, что по ковиду. Мы понимали, что в Сочи надо ехать кровь из носу, мы новая пара, могут и на чемпионат России не допустить.

— А нужен ли Кубок России в таком прошлогоднем формате? Или не потянете еще и с международными турнирами?

Х.: — Было круто! Когда все ездят, это развивает спорт в регионах. Мы в прошлом сезоне приехали и сразу соревновались с лучшими парами страны.

Б.: — К тому же трансляции есть, все условия.

— А нет такого, что спортсменам лень ездить далеко?

Б.: — Да нет, никто из спортсменов не ленится ездить.

Х.: — Я в женской раздевалке точно такого не слышала! Мол, ехать в Сызрань далеко, лучше в Москве посидеть...

— Егор, а вообще ощущения от работы в Москве и Тольятти отличаются? И отношение к паре со стороны судей, например?

Б.: — Про судейство сказать ничего не могу, но тренировочный процесс мой поменялся. Ребята выиграли этап у юниоров, они продолжают дело, выступают за Самарскую область. Будут бороться за тройку юниорского «Гран-при». За последнее время регионы подтянулись, мне кажется.

Х.: — Да, так было, что есть Москва и Питер — и остальные, но сейчас это меняется, регионы подтягиваются.

Б.: — Я всегда был против этого и боролся за изменения.

Х.: — Сейчас даже так бывает — в Москве не у всех групп есть свой каток. Многие тренеры возвращаются в свой регион, где они начинали. Он тебя всегда ждет.

— В Тольятти будут возвращаться после Москвы? Не знаю про уровень жизни, сравнится ли он в них.

Б.: — Сравнится легко! Тольятти — это Сан-Франциско! Так и напишите. Если с правильных мест смотреть, он крутой.

Х.: — Я жила в карантин два месяца там, и мне очень понравилось. Особенно новый город.

— Егор, ваша бывшая партнерша по паре в Тольятти Софья Евдокимова тренирует в Сочи, но в ее Instagram коктейльчики, кажется, она выдохнула после спортивной жизни. Нет... зависти?

Б.: — Я свой путь сам выбрал, у нее своя дорога. Пусть девочка кайфует от жизни, если ей так хочется.

Х.: — Было бы странно, если б Егор переехал в Москву в 25 лет, чтобы кататься с 17-летней девочкой, а потом такой — все, бросаю, мне тоже хочется коктейльчик! Он же не ребенок.

источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ