Правительство, исключив «налог на дивиденды» до 2023 г., дало бизнесу время сбалансировать свои расходы — Потанин От IFX

8

Правительство, исключив "налог на дивиденды" до 2023 г., дало бизнесу время сбалансировать свои расходы — Потанин Исключив повышение налога на прибыль для компаний с высокими дивидендами, правительство дало компаниям время на то, чтобы адаптировать свою политику к требованию социальной справедливости, сказал в интервью «Интерфаксу» президент «Норильского никеля» и владелец «Интерроса» Владимир Потанин.

Получив от правительства гарантии стабильности налогового режима в дальнейшем, бизнес самостоятельно сможет выработать правила, которые позволят сделать структуру расходов адекватной с точки зрения решения общенациональных задач.

«Премьер (в ходе совещания в четверг) сказал нам важные слова: это не фискальный и не экономический вопрос, это реакция на существующий в обществе запрос на большую социальную справедливость и ликвидацию бедности. Речь идет о том, чтобы через НДПИ и другие виды повышения нагрузки перераспределить часть доходов горнодобывающих и металлургических компаний в бюджет, чтобы направить эти средства на ликвидацию проблемы бедности — эту задачу президент обозначил как важнейшую», — сказал Потанин.

«Поэтому вопрос не в тактике, не в том, сколько сейчас изъять у тех или иных компаний. Вопрос в том, что бизнес должен свыкнуться с мыслью о том, что частью его социальной лицензии является не только выплата налогов, социальные программы и выполнение правил ESG, но и ответ на вызовы, которые общество ему предъявляет. И если на сегодняшний день есть достаточно острый вызов в борьбе с бедностью, ликвидации разрыва между бедными и богатыми, то на это обязательно нужно ответить», — отметил Потанин.

Бизнес «в целом нормально» воспринял достигнутые договоренности, сказал глава «Норникеля (MCX:GMKN)». «Важной составляющей стали слова премьера о том, что договоренности будут зафиксированы в Налоговом кодексе и без каких-то специальных причин пересматриваться не будут. Мы удовлетворили справедливые ожидания правительства и получили определенные гарантии стабильности в дальнейшем, что позволяет компаниям спокойно реализовывать свои инвестиционные программы. И в моем понимании это главный позитивный итог», — подчеркнул Потанин.

При этом правительство согласилось с позицией бизнеса, отказавшись от введения повышенного налога на прибыль для компаний с высокими дивидендами. «Думаю, что такого рода формула не будет применена хотя бы потому, что она носит ретроспективный характер и не соответствует принципам Налогового кодекса», — полагает Потанин. Дивиденды как таковые остаются цивилизованной и прозрачной формой распределения прибыли; кроме того, могут идти на инвестиции, перераспределяясь между отраслями, то есть отвечать всем целям, которые государство ставит, в том числе росту ВВП.

«Но будет возврат к вопросу о справедливом налогообложении. И в этой связи государство сформулировало соотношение 1:1 между дивидендами и инвестициями. Государство четко обозначило, что ждет от компаний, и неважно, каким образом будут изыматься доходы, которые не вписываются в такого рода баланс. Нам подсказали, как надо себя вести, чтобы дополнительных налогов на нас не налагали», — отметил глава «Норникеля».

Он охарактеризовал перенос обсуждения этого вопроса на 2023 год не как отсрочку, а как акт доверия со стороны правительства. «Я исхожу из того, что нам просто дали время на то, чтобы адаптировать нашу инвестиционную и дивидендную политику к этому, сформулированному с новой силой, требованию социальной справедливости. Сделать структуру наших доходов, расходов и инвестиций адекватной текущим представлениям», — сказал Потанин.

«Бизнесу доверили самому выработать те правила, которые позволяли бы более справедливо перераспределять результаты экономической деятельности для решения общенациональных задач, сохраняя при этом заинтересованность в своем деле и увеличивая инвестиционные программы», — пояснил он.

Говоря о логике новаций в налоговом законодательстве, Потанин отметил, что основным их мотивом является ответ на сформировавшийся в обществе запрос на социальную справедливость и решение проблемы бедности, а не спорный эффект с точки зрения сдерживания инфляции или регулирования карбонового следа.

«Сейчас идет речь о социальной справедливости. Недра принадлежат народу, от его имени выдается лицензия недропользователям — и нужно, чтобы у людей было понимание того, что рентная плата справедлива. Естественно, я не радуюсь факту появления дополнительной налоговой нагрузки. Но главное здесь — вопрос доверия. Я понимаю логику, в которой действует правительство, и логику поручений президента на этот счет. Я эту логику разделяю, а, стало быть, я с доверием отношусь к тем договоренностям, которые достигнуты», — заключил он.

Договоренность о повышении НДПИ стала компромиссом в дискуссии между правительством и горнодобывающими компаниями, которая развернулась в сентябре в рамках поиска системного механизма изъятия «сверхприбылей» от мировой конъюнктуры цен. Годом ранее правительство повысило НДПИ для этой отрасли в 3,5 раза, чтобы уравнять ренту с мировыми аналогами, а позднее — для компенсации расходов подрядчиков по государственным строительным проектам — ввело экспортную пошлину на металлы, которая действует с августа и до конца декабря и обойдется «Норникелю» в $500 млн. Сейчас эффект от изменения НДПИ (к базовому размеру налога на тонну руды добавилась ставка 6% от мировых цен на металлы) оценивается для «Норникеля» в сумму около $870 млн, подсчитал «Атон». Таким образом, на ГМК придется основная часть общего повышения налоговой нагрузки на сектор, которое составит $1,92 млрд.

Помимо роста НДПИ, Минфин рассматривал повышенный налог на прибыль для компаний, дивиденды которых за последние 5 лет превышали инвестиции. В случае введения ретроспективного налога на прибыль «Норникель» из-за соотношения капзатрат и дивидендов за последние 5 лет мог бы получить максимально возможную ставку 30% (вместо нынешней 20%), считает Борис Синицын из «Ренессанс Капитала». По оценкам BCS, от введения такого налога пострадал бы в первую очередь «Норникель», которому он стоил бы от 15 до 20% EBITDA.

источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ